Виртуальный музей ансамбля ПЕСНЯРЫ
Информационная страничка Хронологии Энциклопедия Библиотека Участники Медиа


Вечное движение

Диалог о некоторых проблемах развития современной музыки ведут руководители ведущих ВИА страны Владимир Мулявин («Песняры») и Валерий Ярушин («Ариэль»).

Договорились встретиться «после оваций» — в перерыве концерта «Песняров». Мулявин и Ярушин — друзья давние, только вот встречи их нечасты: и «Песняры», и «Ариэль» помногу колесят по стране, а гастрольные маршруты пересекаются редко. Но сегодня, когда «Песняры» в Челябинске, «ариэлевцы» отложили свои дела и пришли на концерт.

В. Мулявин: Время бежит... 1 сентября этого года «Песнярам» стукнет уже 10 лет.

В. Ярушин: А мы справим десятилетний юбилей будущей осенью, но начали уже готовиться к нему. Хотим попробовать организовать концерт-бенефис, наверное, во Дворце спорта с приглашением эстрадных звезд. Вспомним свои лучшие песни.

В. Мулявин: У нас по поводу десятилетия намечены 1—15 сентября концерты в Москве.

В. Ярушин: За десять лет много воды утекло. Знаю, что у вас основательно «перекроился» состав ансамбля. Меня очень волнует «проблема кадров» ВИА. Расскажи, каким тебе видится решение этого вопроса?

В. Мулявин: Нас в «Песнярах» когда-то было 5—6 музыкантов, потом долгое время — 9, теперь вот — 13. И люди не появляются просто так. Изменение характера музыки, новые задачи (крупные музыкальные композиции, рок-оперы) заставили искать новые вокальные и инструментальные краски, а значит — искать новых вокалистов, инструменталистов. Кроме того, мы расставались с теми, кто не выдерживал новых музыкальных, а чаще — человеческих требований. Сам знаешь, как трудно управлять гастролирующим коллективом, — столько людей, характеров, привычек...

В. Ярушин: Трудно. И, наверное, в этой науке нет общих рецептов. Я с уважением отношусь к вашей позиции в решении проблемы состава, и тем не менее «Ариэль» вот уже много лет остается «секстетом», и музыканты не меняются. А новые краски нужны и нам...
Года два назад мы хотели найти хорошего солиста-вокалиста, присматривались к некоторым и убедились: вряд ли кто сможет войти в атмосферу нашей «шестерки», не нарушив ее.
«Ариэль» для каждого из нас — больше, чем ансамбль, в котором музыкант работает. Приезжаем с гастролей, где день и ночь друг с другом, не пройдет и двух дней — опять вместе. По-доброму дружим семьями, шутим: может, когда-нибудь возникнет из наших детей «Ариэль-99»!
А если без шуток, сейчас «Ариэль» — больше играющая, чем поющая группа, хотя о преобладании «инструментала» над вокалом можно говорить только после главного — их синтеза. У нас в репертуаре уже есть инструментальные пьесы — моя композиция «Открытие музыкального магазина», пьеса из репертуара группы «Эмерсон, Лэйк энд Палмер» из их альбома «Таркус». Кроме всего прочего, инструментальные фрагменты дают вокалистам возможность отдохнуть — трудно петь на пределе все время.

В. Мулявин: Однако есть некоторое «но». Главное возражение — качество аппаратуры, на которой и вы, и мы играем, не очень высокое для того, чтобы «на уровне», достойно представить инструментальные фрагменты. Кроме того, нужны и яркие инструменталисты. Мы расширили состав в последний раз, потому что в оперу «Гусляр» потребовалось ввести медную группу. Как вы решаете этот вопрос?

В. Ярушин: Музыканты овладевают «смежными» инструментами.

В. Мулявин: Но на это требуется время, время, а оперу нужно ставить уже сейчас. Я до сих пор удивляюсь, как вы сумели обойтись в рок-опере «Сказание о Емельяне Пугачеве» своим обычным малым составом.

В. Ярушин: К сожалению, рок-оперы очень мало записываются на пластинки.
С этим положением трудно смириться, зная широкую популярность рок-опер у молодежи, сравнивая глубину проблем, качество музыки опер с бесчисленными похожими друг на друга шлягерами, которые без проволочек тиражируются. Я, конечно, не спорю: эстрадные оперы не во всем совершенны, требуют, возможно, квалифицированной доработки, но ведь не забвения и замалчивания!

В. Мулявин: Оперы на эстраде — это не только новое музыкальное явление, а еще и психологическое. Многие опасаются: воспримет ли зритель «Песняров» не с «Вологдой», а с оперой? Пойдет ли? Поймет ли?
Помню, в одном городе администратор местной филармонии мне прямо предложил: давайте, мол, сделаем так — вы оперу играть не будете. А я вам «авторские» за нее (для получения гонорара) в рапортичке поставлю. Я, разумеется, сказал ему, что о нем думаю. Мы стали играть оперу, и огромный зал был полон. Администратор сначала недоумевал, а потом приходил извиняться.

В. Ярушин: И в передачах Центрального телевидения наш жанр часто представлен упрощенно — песнями шлягерного плана. Если «Песняров» и увидишь, то непременно с «Вологдой», а не с изумительной песней Т. Хренникова «Каждый четвертый», не с обработками фольклора...

В. Мулявин: ...А «Ариэль» на телеэкране — непременно со «Старой пластинкой».

В. Ярушин: Поэтому у зрителей, которые не видят наших концертов, создается превратное впечатление, что «Песняры», «Ариэль» не делают ничего нового, топчутся на месте. А такая оценка — хотим мы этого или нет — влияет и на оценку качества отечественной эстрады вообще, особенно в среде молодых меломанов.
Вообще вопрос о престижности нашей эстрады, который все чаще поднимают (тогда как раньше его предпочитали обходить стороной), представляется мне очень важным. Сейчас фирма «Мелодия» осуществила запись нескольких дисков, на которых наши ансамбли («Веселые ребята», «Поющие сердца») исполняют зарубежные боевики на русском языке.
А может, наоборот — записать наши песни на английском? Я вполне серьезно! «АББА», к примеру, не была популярна в мире, пока музыканты пели на шведском языке... А записывать западные боевики на русском? Вряд ли это удовлетворит взыскательную публику. По-моему, разумнее выпускать их по лицензии.

В. Мулявин: Знаешь, Валера, исходя из своего горького опыта, скажу: записать наши лучшие песни на английском — это не решение проблемы. Помню, в 76-м году мы решили для гастролей в США сделать мою песню «Крик птицы» на английском. Вариант для Америки нам подготовил крупный специалист в языках, поэзии, поработали мы и над произношением. И что же? Американцы все равно до конца не понимали, о чем мы поем, наш акцент, произношение выглядели неуместными для передачи серьезного и трагического содержания песни — мы все равно не учли всех нюансов, оттенков языка.
Я вскоре просто снял «Крик птицы» с заокеанского гастрольного репертуара. Зато вдруг совершенно неожиданно для нас выяснилось, что американцам «понятна» наша «Вероника», хотя пели мы на белорусском — успех был обескураживающий — песню бисировали, крутили на радио. Думаю, просто американцы устали от однообразия своей рок-музыки, и «Вероника» была для них чем-то свежим, нестандартным...
Тогда-то мы и поняли, что не стоит подражать западным группам, ломать голову, что бы такое придумать, лишь бы понравиться за рубежом. Надо просто делать хорошие вещи...

В. Ярушин: Тем более что, несмотря на внешнюю яркость зарубежной музыки, высочайшее качество аппаратуры, записи пластинок, в этой музыке в общем-то узаконены некий однообразный стиль, бездушное манерное пение. Особенно в последнее время — с вторжением стиля диско, страдающего хроническим однообразием.
Хотя такая моя оценка, разумеется, не исключает того, что мы можем не замечать ценных находок зарубежной музыки. Ведь и в диско есть новизна, нестандартность. Мы недавно попробовали себя в стиле диско — сделали в ансамбле композицию «Букет сирени» (музыка Р. Геппа на стихи С. Кутанина).

В. Мулявин: Все верно — музыка меняется, и с этим приходится считаться. Под впечатлением последних работ прекрасной группы «Би джиз» мы сделали в стиле диско обработку белорусской народной песни «Матуля, матуля».

В. Ярушин: Еще одно доказательство, что и вы и мы, обращаясь к фольклору, делаем это не из конъюнктурных соображений, а глубоко осознанно, творчески. Обращение к фольклору дает счастливую возможность играть музыку своеобразную, ни на кого не похожую.
Сейчас я занят новой крупной работой на стихи современного советского поэта, которая тоже коснется фольклорной темы. Хочу продолжать делать и музыкальные миниатюры на темы народных мелодий. В наш третий диск-гигант, который по плану «Мелодии» выйдет в этом году, вошли обработки народных песен «Отчего же наша сваха», «На горе, на горенке», «На улице дождик», моя песня «Танюша» на стихи С. Есенина.

В. Мулявин: А мы записали на "Мелодии" два диска фольклорного плана. Один — с моими обработками народных песен — уже вышел, другой — с записью оперы «Гусляр» — готовится к выпуску. А к юбилейным концертам в Москве хотим подготовить новую, по всей вероятности, целиком фольклорную программу. Хочется попробовать сценически театрализовать песни, использовать композиционную форму, идущую от обрядовой.

...«Песняры» торопились на сцену, где им предстояло подтверждать слова своего руководителя. Надо сказать, делали они это блестяще. Как будто бы не было десяти дней изнурительных гастролей в Челябинске, за которые они дали 30 концертов, проведя на сцене непрерывно около двух суток! Музыканты «Ариэля» тоже думали о скорых гастролях (за прошедший год ансамбль дал 155 концертов).
Словом, продолжалась обычная жизнь эстрадных звезд — жизнь на колесах.
Но бывают ведь и такие минуты, когда выдается возможность встретиться старым друзьям и спокойно (пусть в течение всего часа) потолковать о музыке, о том, что наболело.
...Такие редкие минуты.

М. САДЧИКОВ. (Специально для «Звуковой дорожки»).

Фото С. Антонова

Челябинск

30 мая 1979 года

Московский комсомолец

Сканы стр. 1

Прислала Ольга Монетова-Фёдорова

Назад к списку статей


Пожалуйста, поддержите финансово данный проект

Перевод на счёт PayPal


© Терёхин Дмитрий 2004-2017