Виртуальный музей ансамбля ПЕСНЯРЫ
Информационная страничка Хронологии Энциклопедия Библиотека Участники Медиа


В чем секрет "Песняров"

Вокально-инструментальные ансамбли: мода или тенденция?

В разговоре о путях развития ВИА мне бы хотелось оттолкнуться от письма читательницы Е. Козыревой, опубликованного в "Советской культуре" 18 апреля, которое предваряет дискуссию. Думается, в небольшим этом письме точно определены главные проблемы, которые нам, и музыкантам, и слушателям, предстоит решать, чтобы двинуть дело вперед. Совершенно правильно говорит Е. Козырева о том огромном разрыве между широкой популярностью ВИА и теоретическим осмыслением проблем развития жанра, отношении к нему порой как к чему-то якобы несуществующему или в лучшем случае быстро проходящему.

Едва ли можно не согласиться с точном зрения композитора Д. Тухманова, что качественный рост ВИА заметно отстает от количественного. Здесь все ясно — спрос определяет и предложение. Сегодня ВИА, и профессиональные, и полупрофессиональные, и самодеятельные, растут, как грибы после дождя. А вот утверждение, что "лишь немногие коллективы отвечают возросшим требованиям слушателя к современной эстрадной песне", наводит на размышления, которые и хотелось бы высказать. Определение "современные высокие требования" относится не к любой и далеко не так часто, как нам того бы хотелось, встречающейся на эстрадных концертах аудитории. Причин тому много. И главная, конечно, в нас, в нашей требовательности к себе, к облику и стилю ансамбля, к репертуару. Знаменитый "повышенный" спрос на ВИА, чего греха таить, дает возможность музыкантам порой проехаться налегке, особо себя не утруждая, не обременяя мучительными поисками: аплодисменты, как правило, обеспечены, как и кассовые сборы. Такова притягательность ВИА. Нетребовательность к себе порождает "обратную реакцию" — нетребовательность, эстетическую глухоту аудитории, привычные, порой весьма приблизительные и стереотипные, представления о том, каким должен быть ансамбль. Очень часто нас считают бездумными развлекателями, оснащенными громкозвучащей аппаратурой. И вот когда по-настоящему творческий коллектив, коллектив ищущий, со своим лицом, встречается с такой аудиторией, то обе стороны испытывают взаимное разочарование. Так что проблема хорошего вкуса, пропаганда со знанием дела и, что особенно важно, теоретическое осмысление путей развития ВИА является одной из основных и актуальных задач сегодня.

Подлинный успех — это трудный успех. Это, когда, выходя к огромной, многоликой, очень разной аудитории, ты сумеешь увлечь ее своими мыслями, чувствами, повести за собой и надеешься, что после концерта человек ушел чем-то обогащенный, ушел хоть на капельку лучше, чем пришел. Поверьте, этого очень нелегко добиться — сочувствования, соразмышления.

С первых шагов, с тех еще времен, когда мы назывались "Лявонами" и готовили свою первую программу, мы считали главным для себя не только развлекать, но и заставлять думать о серьезных, больших и тревожных проблемах и, во-вторых, искать свой неповторимый облик. Не работать "под" пусть очень талантливых, очень прославленных музыкантов. Тем неиссякаемым источником, который помогал и помогает нам двигаться к двум этим главным для нас целям, стала народная белорусская песня. Мы рассуждали так: каждая эпоха читает классику "современными очами", находя в ней наиболее близкое своему времени. Нет, не искусственной подгонке под "потребу дня", а к настоящему художественному прочтению стремились мы.

А для этого... А для этого — сотни километров по дорогам Брестчины, Могилевщины, белорусского Полесья - края, богатого песнями. Тысячи метров магнитофонных записей, а потом бесконечные часы прослушивания, вернее вслушивания, проникновения в суть мелодии, мысли, чувства народной песни в народном же исполнении. И поиск своего стиля, своего голоса, именно своего, который в то же время оставался бы народным по духу, по сути.

После многих дней, двенадцати- четырнадцатичасовых ежедневных репетиций мы завершили и показали первую программу. Был успех. Успех тем более дорогой, что уже этим первым концертом ансамбль утвердил свое credo. Были записаны первые пластинки, нас узнали, песни наши пели.

Но в эстрадном, как, может быть, ни в каком ином, виде искусства стоять на месте, значит, отступать. Да и самим ведь скучно. Мы поставили перед собой более сложную задачу — создание завершенных вокальных картин, выявление новых возможностей ВИА. Мы взяли, например, близкую сердцу каждого белоруса песню "Перепелочка", постарались посмотреть на нее свежо, непредвзято. Получилась композиция на "бассо остинато". В ней, как нам кажется, полнозвучнее, сильнее выявился скрытый внутренний драматизм народной песни. Скажу честно, не сразу и не во всякой аудитории был принят этот эксперимент, так же, как и песни-баллады политического, гражданственного звучания, такие, к примеру, как "Баллада о четырех заложниках", песня о Викторе Хара, "Хатынь" — песни-полотна, песни-легенды, рассказывающие современным музыкальным языком о великих народных потрясениях.

Счастливы те ансамбли, которые связаны с композиторами, понимающими природу жанра, изучившими возможности ВИА и пишущими музыку, исходя из творческой индивидуальности того или иного коллектива. Такое сотрудничество связывает нас с композитором Игорем Лученком. Мы исполняем много его песен, обоюдно довольны этим сотрудничеством. Но вовсе не следует думать, что все у нас идет без сучка и задоринки. Слушатель видит лишь айсберг, а огромная льдина "отработанного" материала, десятки вариантов, которые почему-либо не устраивали нас или композиторов, споры, а иногда и ссоры остаются за дверями "творческой лаборатории".

Песня не должна, не может приспосабливаться к ансамблю, ей необходимо рождаться в недрах ансамбля, быть выстраданной и им, и композитором. К сожалению, авторов, желающих идти этим сложным и рискованным (ведь здесь не исключены и неудачи!) путем можно пересчитать по пальцам. Поэтому, очевидно, многие руководители ансамблей пишут музыку и сами. Сказать, что это делается только лишь по причине репертуарного голода (хотя она, разумеется, весома), было бы не совсем правильно. У каждого музыканта есть внутренняя потребность высказаться, и никто так, как руководитель ансамбля, не знает потенциальных возможностей каждого исполнителя, его стремлений, его, если хотите, мечты. Я, например, берусь за композицию тогда, когда уверен, что "материал" созрел для воплощения, что выражаю коллективное желание: ведь ВИА — это творчество коллективное, где каждый исполнитель должен чувствовать своего партнера с полунамека, с полунюанса, тогда и возникает та свобода импровизации, та ансамблевость, которыми радуют нас лучшие коллективы этого жанра.

Было бы странным и неправильным утверждать, что путь, которым идет наш ансамбль, единственный, иначе бы развелись десятки ВИА под "Песняров", под "Самоцветы" и т. д. У нас, слава богу, и так предостаточно ансамблей "под", и тут можно перечислить десяток зарубежных ВИА, в подражание которым иные певцы даже поют с французским прононсом или издают некие странные гортанные звуки, долженствующие изображать английский язык. Манерничанья, далекого от искусства, у нас еще довольно. Но не о них сейчас речь. У каждого ансамбля должна быть своя тема, своя идейно-творческая платформа, а тогда и форма найдется, определится. Каждый должен искать свой путь.

Непременным условием для каждого ВИА, как мне кажется, должно быть безукоризненное чувство и владение современным музыкальным ритмом, но "лексика", если так можно выразиться, не имеет права затмевать смысл и искренность исполняемого произведения. И все-таки у любого ансамбля должна присутствовать своеобычная национальная интонация. Ведь чем привлекателен, к примеру, "Орэра"? Тем, что мы в любом произведении, им исполняемом, ощущаем тот фундамент, на котором выстроено ультрасовременное здание,— добротный вековой камень древней грузинской земли. Хотим мы того или нет, но все мы кровно связаны с родной культурой, с историческим опытом своего народа. Эта связь естественна и органична, и лучшее, что создает художник, питает его родная земля. Здесь он будет неповторим. Во время гастрольной поездки по США нам было особенно приятно, что критики не смогли "подверстать" "Песняров" ни к одному из сегодняшних направлений западной эстрадной музыки, единодушно признав истоками нашего творчества белорусский фольклор.

Однако нельзя эксплуатировать однажды найденное. ВИА как жанр очень молод, едва ли сегодня можно говорить об уже окончательно сложившихся традициях и канонах этого жанра. Возможности ВИА не исчерпаны еще и в малой толике. А это дает неограниченный простор для эксперимента, для поиска. Так, "Песняры" посягнули на крупный музыкальный жанр: в прошлом сезоне создали большую композицию "Песня о доле", ее можно даже назвать эстрадным музыкальным спектаклем по произведению Я. Купалы. Очевидно, не во всем этот эксперимент оправдал себя, по мы решили его продолжать и развивать. Сейчас закончили работу над спектаклем "Курган" по прославленной поэме Янки Купалы (композитор И. Лученок, аранжировка моя). Вскоре пластинка в записи фирмы "Мелодия" с этим произведением придет к слушателям.

В своей статье композитор Д. Тухманов совершенно справедливо говорит о том, что рождение ВИА как особого жанра, существование которого невозможно без использования современной радиоэлектронной аппаратуры, микрофонов, рождает новые эстетические требования, и, стало быть, требует особой подготовки музыкантов, певцов. Кто и где у нас их готовит? Микрофон в руке певца может быть прекрасным инструментом, а может быть и грохочущим орудием пытки. Инструменты ВИА могут чаровать гармонией, а могут заглушать все и вся. Родилась новая профессия — звукорежиссер, без участия которого сегодня немыслимы ВИА. Какие учебные заведения готовят к этой сложной профессии? А для того, чтобы быть звукорежиссером, необходимо владеть не только музыкальными, но и техническими знаниями. Где же их брать?

О кадрах для ВИА надо думать, и вопросы эти решать, чтобы вырваться из замкнутого круга полусамодеятельности.

И, наконец, пришла пора нашему музыковедению, музыкальной критике повернуться лицом к ВИА.

Во все времена человек любил песню, с ее мелодизмом, духовной наполненностью. Каждая эпоха рождает свои песни. Облеченные в тревожные, порывистые ритмы нашего стремительного века композиции — песни ВИА пришли на широкую эстраду, к многомиллионному слушателю. И мы должны сделать так, чтобы несли они людям доброе, вечное, дарили им высокое художественное наслаждение и радость.

Владимир МУЛЯВИН, заслуженный артист Белорусской ССР, художественный руководитель ансамбля "Песняры".

МИНСК.

Советская культура

2 июня 1978 года

Сканы стр. 1

Прислала Ольга Монетова-Фёдорова

Назад к списку статей


Пожалуйста, поддержите финансово данный проект

Перевод на счёт PayPal


© Терёхин Дмитрий 2004-2017