Виртуальный музей ансамбля ПЕСНЯРЫ
Информационная страничка Хронологии Энциклопедия Библиотека Участники Медиа


"ПЕСНЯРЫ": "Беловежскую пущу" больше не поём. Принципиально"

Владимир МУЛЯВИН - верховный песняр. Бывший буржуазный националист. Комсомольцем не был. Из пионеров - изгнан...

Непривычно теплым осенним днем 6 октября столица Латвийской Республики ждала гостей из Республики Беларусь. Ждали долго. Радио SWH+ регулярно передавало в прямой эфир: "Вот сейчас, сейчас они приедут, максимум через десять минут вы их услышите..." Жених и невеста, родственники и просто гости на свадьбе в одном из новых клубов, куда пригласили долгожданных белорусов, просто изнывали от нетерпения: "Когда же, когда они приедут?!" Но в тот день они так и не приехали.

На латвийско-белорусской границе микроавтобус марки "шевроле", в котором ехала легендарная фолк-рок-группа "Песняры", задержали на два с половиной часа. По причудливой иронии судьбы это произошло именно с "Песнярами", теми самыми, что лет двадцать назад исполняли "Беловежскую пущу", в которой, как известно, и было положено начало многим нынешним границам.

Хмурые робежсарги придирчиво осматривали машины, а рыжий спаниель-наркоман Джонни рыскал в поисках запретного зелья.

— Нашли? — спросил позже у "Песняров" корреспондент "Субботы".

— Мы хорошо прячем, — улыбнулись "Песняры".

Как бы там ни было, в Ригу уставшие артисты добрались уже поздним вечером, ни на какую свадьбу не поехали, а отправились прямо в гостиницу. Только для крупнейшей и популярнейшей русской газеты Латвии и телеканала IGE было сделано исключение — с нами согласился поговорить Верховный Песняр Владимир МУЛЯВИН.

Владимира Георгиевича мы застали в попытке разобраться в каналах "Балткома". Поздоровались, спросили о впечатлениях. Он, в свою очередь, поинтересовался, кто еще гастролирует в нашем городе. Узнав про Аллу Борисовну, удивился, воскликнув:

— Мы недавно виделись с ней на Урале!

— А мы по телевизору видели, как она с вами пела "Березовый сок", держа перед собой бумажку.

— А мы перед выходом дали ей текст. Я спросил: "Мелодию знаешь?" Говорит: "Знаю". Это был наш юбилейный концерт на фестивале "Славянский базар" в Витебске.

Вы давно с Аллой Борисовной знакомы?

— Это целая история. Мы с ней познакомились, когда она как раз после Болгарии получила премию на этом самом... в Софии... "Слынчев бряг"... как он называется?

—  "Золотой Орфей"?

— Нет, не она получила там премию, а мы встретились с ней в Каннах.

—  Где-где?

— В Каннах, во Франции. Дело в том, что у нее в один день все музыканты стали невыездными. Это был... семьдесят четвертый! У нее музыкантов не выпустили, она попросила меня, чтоб мы сыграли. Я говорю: "Давай ноты". Она: "Слушай, нот нет, есть фонограмма". И мы сыграли.

—  А какие песни были?

—  "Арлекино"... Она тогда только начинала.

—  А вы были в своих костюмах, белорусских народных?

— Мы можем и без костюмов петь. Но на сцене в основном выступаем в костюмах. Мы такой уже имидж сделали себе. Я с самого начала решил - у нас должны быть красивые костюмы. Это мы в жизни одеваемся хрен знает как...
Мы отталкиваемся от мотивов народной свитки. Это нарядный белорусский костюм. Мы подняли всю историю начиная с XVI-XVII веков — искали, какие были у белорусов костюмы на выход.

— А вам не пытались пришить буржуазный национализм?

— Это было. Я русский, а мне шили, что я белорусский националист. Вызывали куда следует, были вопросы. Мы же первые осмелились возить в Россию два отделения песен на белорусском языке. И это не было специальной задачей, потому что  публика  принимала прекрасно, а чиновники... они всегда есть. Это чиновники в основном нас и держали, и будут держать. Они боятся пока.

- Ну, вас им не так-то просто прижать – у вас и звания, и награды. Ведь есть?

— Я предпоследний получил народного артиста СССР. После меня — Пугачева.

— Из рук Михаила Сергеевича?

— Да, естественно.

— Лично?

— Нет, я не поехал. У меня лежит его приказ... нет, приказ - это по армии... его указ, значок, им подписанное удостоверение.

А в независимой Беларуси?

— У нас сейчас орден есть. Орден Франциска Скорины — это высшая награда. Вот мне в прошлом году ее дали... Вообще-то я очень далек от политики, даже телевизор не смотрю, это вы случайно меня застали. Я даже комсомольцем не был.

— А пионером?

— Выгнали.

— За что?!

— Ой, не помню, в детстве это было... Я в таком районе родился, там обязательно в каждой семье должен быть уголовник.

— Это где?

— Я в Свердловске родился, на родине...

— ...Бориса Николаевича. А что сейчас делает ваша жена, актриса Светлана Пенкина, запомнившаяся ролью Кати из телефильма "Хождение по мукам"?

— Ребенка воспитывает.

— С кино покончено?

— В таком кино лучше не сниматься, я думаю. Если бы предложили что-нибудь интересное, я бы поддержал всегда.

— Дома у вас нет условий, и поэтому вы больше по заграницам?

— Да, мы ежегодно выступаем в Америке.

— Перед эмигрантами?

— Нет, всегда перед американцами. В прошлом году мы были на фестивале "Единство", он проходил в Аризоне в честь 25-летия Вудстокского фестиваля. Собралось около 30 тысяч людей, и каждый принес с собой барабан. Со всего мира люди приехали, но белорусов там увидели впервые. Природа там потрясающая: каньоны, горы, кактусы, а эмигрантов нет.
Эти гастрольные поездки по Америке... Америка забрала у нас пять человек. Там живут Борткевич, Ростопчин, Беляев, Евтухович, один в Израиле.

— А чем занимается Ольга Корбут - супруга Леонида Борткевича?

— Не знаю, говорят, бизнесом. Они в Атланте живут.

— А она-то что уехала?

— Там 54 клуба ее имени! Она одно время тренировала олимпийскую сборную США по гимнастике.

— В одном интервью вы допускали высказывания в ее адрес.

— Это было раньше, тогда, с заводом, я мог это говорить, а сейчас... Знаете, Миша, я сравниваю нашу команду с деревом. Если не плодоносит - надо обрезать ветки. В прошлом году 25 лет коллективу исполнилось. Я хотел собрать всех "стариков", и многие приехали. И вы знаете, я вам скажу, мне было немножко жаль ребят, и я подумал: неужели мне пришлось бы с ними работать до той поры, когда публике стало бы нас жалко? Все таки все делается к лучшему.

Потом был потрясающий концерт "Песняров" в Доме Конгрессов. Зал ревел от восторга, непрерывно аплодируя. Правда, зрители все время требовали ту самую "Беловежскую пущу". Но когда ребята затянули "Березовый сок" на глаза навернулись слезы. Ведь про нас песня! Это ведь мы трудную службу сегодня несем, вдали от России, вдали от России.
Я долго сомневался, — сказал после концерта Мулявин, — стоит ли петь здесь это, все-таки другая страна. Да и в зале было много белорусов, а они очень ревниво относятся ко всему, что мы поем про Россию. Но спели, потому что это и про нас тоже.

— А "Беловежскую пущу" исполняете сейчас?

- Нет. Я решил, что больше не буду ее петь. Принципиально.

Михаил Губин

Фото Елены Ихильчик

Рижская еженедельная газета "Суббота"

14 октября 1995 года

Сканы стр. 1

Прислала Таиса Трубач

Назад к списку статей


Пожалуйста, поддержите финансово данный проект

Перевод на счёт PayPal


© Терёхин Дмитрий 2004-2017